quote Нас не толкают неумолимые силы прошлого и настоящего,
а притягивает то, чему еще только предстоит быть
Ирвин Ялом

Прочие клинические проявления

КОНВЕРСИОННЫЕ РЕАКЦИИ

Пациенты с истероидными чертами личности могут демонстрировать весьма драматические симптомы, включая истерические параличи, фуги (внезапные переезды или бегство из дома, при чем человек забывает всю информацию о себе, не теряя способности запоминать новую информацию), истерические припадки (в частности, типа эпилептических). Люди могут впадать в транс (оцепенение) или становиться одержимыми. Задача таких состояний – отделить сознание человека от переживания травмирующих факторов или внутренних конфликтов.


ПАНИЧЕСКОЕ РАССТРОЙСТВО

Паника проявляется в бурных соматических симптомах — сердцебиении, головокружении, гипервентиляции, чувстве онемения рук, ощущения комка в горле. Кроме того нередки нарушения восприятия себя и мира – человеку кажется, что и мир, и он сам нереальны (дереализация и деперсонализация). В выраженных случаях человек испытывает страх сойти с ума. Основной же страх при панике – это страх умереть от сердечного приступа, задохнуться.

Паника - очень яркое и всем бросающееся в глаза состояние. Человек становится предметом внимания и объектом оказания первой помощи. Ближние становятся на защиту человека, перенимая его обязанности в той или иной сфере (по меньшей мере на время проявления его болезни. Это позволяет человеку не сталкиваться с теми препятствиями, которые (в его собственном понимании) делают его свободу столь ограниченной.


ФОБИИ

Тревога ограничения свободы может заменяться страхом открытых улиц и площадей (агорафобия), а также страхом замкнутых пространств (клаустрофобия), котпрая проявляется в лифтах, купе пассажирских поездов, в самолетах, в душных и тесных помешениях. Так же нередок и страх перед животными (чаще - перед собаками). Нередко эти страхи сопровождаются также  паникой.

Все эти страхи являются способом совладания с тревогой, не имеющей, как мы знаем, объекта. При фобиях же объект налицо – и внутренне беспокойство от тревоги находит теперь свое „логическое“ объяснение. Эта защитная реакция описана нами в материале „ФАБРИКА СТРАХОВ“.

Еще одной важной функции таких страхов является возможность избежать конфронтации с теми обстоятельствами, которые человек воспринимает как препятствия своей свободе. Так, бунт против доминантного родителя уже не столь актуален, когда страхи представляют собой более актуальное и на поверхности лежащее ограничение нормальной жизнедеятельности: человек не может ходить за покупками, на работу, на прогулку… Тут уж не до бунта!

***

Фриц Риман описывает следующие функции страхов, проявляющихся при панике и фобиях:

ближние используются в качестве защиты и амортизатора при взаимоотношениях с внешним миром;

концентрация на страхе удерживает человека от разочарований, связанных с множеством желаний и фантазий из сферы „всемогущества и вседозволенности“, которые человек не может реализовать;

болезнь как способ мести ближним, вынужденным „ухаживать за человеком, оказывать ему поддержку, сопровождать его;

“легитимное оправдание” того, что окружающие могут не любить человека

То есть человек выигрывает от своей болезни. Болезнь и ее мучительные и весьма драматично проявляющиеся симптомы „извиняют“ человека за то, что он не предпринимает нужных шагов в своей реальной жизни, которые он воспринимает как обузу. Но освобождение от обязательств не делает человека свободным – он попадает в тесную клетку своей болезни.


АЛКОГОЛИЗМ И НАРКОМАНИЯ

Употребление субстанций, способных воздействовать на психику – это СУРРОГАТ СМЫСЛА и, в частности, попытка избавиться от ощущения стесненности человека в свободе (как правило, в его собственной, расширительной трактовке). Человек под воздействием подобных веществ попросту забывает о том, что его свободу что-то ограничивает. Или же эти субстанции усыпляют его здравый смысл и растормаживают человека настолько, что он начинает ощущать себя способным смести все преграды. Пьяному море кажется по колено.

В социальных отношениях также снимаются тормоза. Что у трезвого на уме, то у пьяного на языке: человек может наговорить другому то, что на трезвую голову не сказал бы, опасаясь последствий.

Сиюминутное ощущение полной свободы и вседозволенности грозит обернуться всевозможными санкциями – от осуждения и критики до уголовных наказаний. Ведь сниженный порог критики помноженный на повышенную активность, а то и на агрессивность чреваты совершением аморальных и асоциальных поступков.



МАНИАКАЛЬНЫЕ СОСТОЯНИЯ

В основном они являются одним из проявлений заболеваний маниакально-депрессивного спектра. Однако „выбор“ МАНИАКАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ служит борьбе с тревогой ограничения свободы, поскольку ощущение всемогущества и различной степени расторможенность в сочетании с кипучей (чаще нецеленоправленной) энергией дает человеку оллюзию полной свободы. Такие ощущения настолько приятны, что многие пациенты любыми способами избегают эффективного лечения, чтобы не окунуться снова в скучный мир тесных рамок.


ДЕПРЕССИВНЫЕ СОСТОЯНИЯ

Длительное и мучительное переживание ограниченности своих возможностей, невозможности исполнения своих желаний и реализации потребностей может негативно сказаться на эмоциональной и аффективной сфере человека. Это будет проявляться в сниженном фоне настроения, уменьшении переживания позитивных моментов жизни, снижении энергетики и замыкании в своем мирке. Жизненные перспективы (ОБРАЗ БУДУЩЕГО) видятся в мрачных тонах. Жизнь начинает казаться лишенной СМЫСЛА и не стоящей и ломаного гроша. Здесь кроется опасность суицида.


СУИЦИД

Решиться на самоубийство могут люди, впавшие в отчаяние от того, что они натолкнулись на препятствия, которые кажутся им неразрешимыми.

Суицид может основываться и на мести, призванной продемонстрировать другим что-то, что они (другие) не признают, не замечают в человеке.

Часто реальная смерть вовсе не является целью. Человек смотрит в своих фантазиях со  стороны на то, как будет развиваться спектакль после его безвременной кончины. Особенно большое эмоциональное значение имеют фантазии о том, что будут говорить о нем другие (конечно, массу хорошего), как они будут себя укорять за то, что человеку было из-за них так трудно, что они ничего не сделали для того, чтобы избавить его от страданий в его постылой жизни…

Стремление к театральности может привести к суициду хорошо обставленному. Человек продумывает малейшие детали того, как он будет одет, что он напишет, каким способом лишит себя жизни, чтобы не обезобразить торжественного образа смерти.
Нередко методы и время демонстративного акта самоубийства выбираются таким образом, чтобы смерть не наступила. При неблагоприятном стечении обстоятельств суицид может, однако, закончиться фатально (смерть может оказаться лишь „случайным“ и „неожиданным“ исходом спектакля):

Мужчина хочет „сыграть спектакль“ повешения… Он выбирает момент, когда его жена, ходившая в магазин, возвращается домой… Вот уже повернулся ключ в замке… Вот она уже должна войти в квартиру…

И мужчина, приготовивший загодя петлю (подвесив, кстати, веревку пониже, чтобы ноги оставались на полу – при таком раскладе жена, конечно, спасет его запросто), приседает, чтобы петля затянулась… А жену окликнула соседка – и та проговорила с ней пару минут, так и не открыв дверь, так и держась за повернутый в замке ключ…

Самоспасение из затянувшейся петли, когда сознание замутняется и наступает мышечная слабость, невозможно...