quote Сильная тревога и депрессия уничтожают время, делают невозможным будущее. Или напротив,
тревога пациента в отношении времени, его неспособность "иметь" будущее, вызывает тревогу
и депрессию. Так или иначе, самым неприятным аспектом затруднительного положения
пациента является то, что он не в состоянии представить что-то в будущем,
когда он уже не будет испытывать тревогу или депрессию
Минковски (цит. по Ролло Мэй)

ЛИЧНОСТНЫЕ РАССТРОЙСТВА (Тревога ограничения свободы)

У людей с описанными ниже личностными расстройствами встречается нередко тревога ограничения свободы, которая толкает их на борьбу против РАМОК СУДЬБЫ и против границ, которые ставит перед ними их РЕАЛЬНАЯ СИТУАЦИЯ. Конечно, весь спектр поведения и симптомов не исчерпывается рассматриваемой здесь тревогой: в основе этого спектра лежат и внутренние и внешние конфликты, характерные для каждого расстройства, и специфические для каждого вида защитные реакции.

ИСТЕРИЧЕСКИЕ ЛИЧНОСТИ

По статистике истерическая личностная структура преобладает у женшин. По мнению Нэнси МакВильямс, наиболее частое распространение истерии среди женщин объясняется двумя фактами:

1) мужчины в целом обладают большей властью в обществе, чем женщины, и ни один ребенок не может не заметить этого;

2) мужчины принимают меньшее непосредственное участие в заботе о младенцах, и это делает их более привлекательными, легко подходящими для идеализации "другими".

Людей с истерической структурой личности отличают прирожденная живость и привлекательность, большая спонтанность и жизненный напор, выразительность, способность проявлять вовне свои внутренние переживания и представления, общительность и большая потребность в общении.

Согласно Фрицу Риману, они находятся в зависимости от постоянного подтверждения той симпатии, которую они вызывают: „они очень рано начинают рассчитывать на свою привлекательность и, опираясь на нее, выбирать свой жизненный путь; в них живет уверенность в том, что любовь и восхищение, которые они вызывают, вполне закономерны“.

Если они чувствуют, что окружающие недостаточно ими вошищаются, если они ощушают несвободы в отношениях, переживают их как насилие, если наталкиваются на непонимание со стороны окружающих, то это воспринимается ими как серьезное препятствие и вызывает в них бурные реакции протеста.

Таким личностям свойственны непостоянство и непоследовательность. По словам Фрица Римана, „они могут, как хамелеоны, приспособиться к каждой новой ситуации и, вместе с тем, проявляют так мало постоянства, такой дефицит “непрерывности „Я"”, что кажутся непредсказуемыми и непостижимыми“.

В выраженных случаях (по моим представлениям – если дети рано испытывают ТРЕВОГУ НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ и ТРЕВОГУ ПОТЕРИ ИДЕНТИЧНОСТИ) из детей вырастают, как пишет Фриц Риман, женщины с деструктивными тенденциями мужененавистничества и мужчины типа “дон-жуанов”, чье поведение определяется жаждой мести женщинам.

Мы не будем здесь разбирать в подробностях, что приводит к формированию такой личностной структуры. Приведем цитату из книги Нэнси МакВильямс:

"В упрощенном виде это можно сформулировать следующим образом: очень чувствительная маленькая девочка нуждается в особенно отзывчивой материнской заботе. Она разочаровывается в своей матери, которой не удается сделать так, чтобы девочка почувствовала себя адекватно защищенной и ценимой. Она достигает отделения от матери посредством ее обесценивания и обращает свою интенсивную любовь на отца как на наиболее привлекательный объект.

Девочка все еще нуждается в матери и в то же время уже обесценила ее. Она идентифицируется с матерью и одновременно соревнуется с ней. Она видит мужчин как сильных и восхитительных, а женщин - как слабых и незначительных...

Некоторые маленькие мальчики, выросшие при "матриархате", где их принадлежность к мужскому полу была опорочена (иногда с презрительным противопоставлением гипотетическим "настоящим мужчинам"), развиваются в истерическом направлении“.

***

Лица с истерической акцентуацией обычно не ищут удовольствия в том, чтобы "превзойти" кого-либо. Они, по мнению МакУильямс, лишь стремятся "достичь островка безопасности посреди пугающего мира, сделать устойчивым чувство самоуважения, овладеть вызывающей беспокойство ситуацией". Они опасаются того, что кто-то сможет взять над ними верх и эксплуатировать их слабость, прибегая к защитным реакциям, главные из которых – ВЫТЕСНЕНИЕ, РЕГРЕССИЯ, ДИССОЦИАЦИЯ, отреагирование вовне.

"Бегство наружу" , ОТРЕАГИРОВАНИЕ ВОВНЕ (acting out) у истерических людей обычно направлено на уменьшение уровня тревожности и избавление от страхов. Как отмечает Нэнси МакУильямс:

они стремятся к тому, чего бессознательно боятся или стыдятся (например, соблазнения при страхе перед сексом);

стремятся находиться в центре внимания, в то время как субъективно чувствуют, что хуже других;

они бравируют и совершают героические поступки, бессознательно опасаясь агрессии, провоцируют лиц, имеющих власть, будучи напуганы их силой.

Фриц Риман предупреждает: "Когда под влиянием страха лица с истерическим развитием ощущают себя припертыми к стенке и не видят выхода из ситуации, развивается паническая реакция, при которой невозможно какое-либо разумное и обоснованное решение".


(ГИПО)МАНИАКАЛЬНЫЕ ЛИЧНОСТИ

(Гипо)маниакальные индивиды “срезают углы”, пренебрегают запретами, осмеивают общепринятые авторитеты. Такие люди отличаются грандиозными планами, что отражает их "свободу" от восприятия сдерживающей и ограничивающей РЕАЛЬНОСТИ. Им кажется, что они всегда на высоте и хозяева положения, пока их силы вдруг не начнут иссекать или пока они не столкнутcя с непреодолимым препятствием, о которое разрушится их уверенность в своей способности сметать все препятствия.

Маниакальные люди опасаются привязанности, цтремятся к свободе от обязывающих отношений, потому что опасаются, что потеря будет опустошающей. Если та или иная потеря становится слишком болезненной для отрицания, маниакальная крепость может быть внезапно взломана попытками суицида и явно психотическим поведением.

Основными защитами маниакальных и гипоманиакальных людей являются ОТРИЦАНИЕ (тенденция игнорировать тесную РЕАЛЬНОСТЬ и значимость препятствий или трансформировать в юмор события, которые могли бы расстроить или беспокоить большинство других людей) и ОТРЕАГИРОВАНИЕ ВОВНЕ (нередко проявляется в форме бегства, при котором человек удаляется от ситуаций, в которых ему может угрожать потеря, в частности потеря ощеущения абсолютной свободы).

Люди, использзующие в качестве защиты ВСЕМОГУЩИЙ КОНТРОЛЬ, чувствуют себя неуязвимыми, бессмертными, убежденными в успехе собственных грандиозных планов.

См. также главу "МАНИАККАЛЬНАЯ ЗАЩИТА".

НАРЦИССИЧЕСКИЕ ЛИЧНОСТИ

Люди этого типа будут стремиться разрушать рамки, ограничивающие свободу проявления их ГОРДЫНИ, которая является сгустком фантазий и иллюзорных представлений человека о своей идеальной личности (ИДЕАЛЬНОЕ "Я").

ШИЗОИДНЫЕ ЛИЧНОСТИ

Мы рассматривали этот тип личности подробнее в разделе, посвященном ТРЕВОГЕ ПОТЕРИ ИДЕНТИЧНОСТИ.

Человек с шизоидной структурой личности рассматривает свободу в основном, как свободу от других – от людей или от общественных институтов. Карен Хорни подчеркивает, что свобода от внешних уз дает таким людям возможность внутренней независимости, но ценой потери внутренней непосредственности - непосредственности желаний и потребностей, которые они подавляют. Так, свобода от внешнего, от рамок и требований ВНЕШНЕЙ РЕАЛЬНОСТИ может оборачивается доборовольным заточением во внутреннюю тюрьму.

Карен Хорни так описывает черты типа характера, который она назвала "ушедший в отставку":

"Довольствуется малым, потому что это неотъемлемая часть общего ухода от активной жизни. Из-за его отчужденности ему лучше работается одному. Он ненавидит всякий распорядок и хочет делать, что ему нравится и когда нравится. Его чувствительность к принуждению затрудняет ему работу на хозяина или в организации с определенными правилами и распорядком. Однако он может "приспособиться" к такой ситуации, поскольку питает отвращение к переменам и в итоге смиряется с неподходящими ему условиями. Ему не хватает соревновательности и он всячески избегает трений. "Ушедший в отставку" кажется безразличным, безынициативным, медлительным физически или умственно“.

ДИССОЦИАЛЬНЫЕ ЛИЧНОСТИ

Главное при этом личностном расстройстве - несоответствие поведения человека принятым в данной культуре и в данном обществе социальным НОРМАМ и стандартам. Стоит, однако, не забывать, что абсолютно неприемлемое в одном обществе может оказаться вполне терпимым или даже нормальным в другом.

Человек с диссоциальным расстройством стремится непрерывно получать удовольствие и наслаждения, максимально избегая всякого напряжения и труда. Он отличается постоянной раздражительностью и агрессивностью, рискованностью поведения буз учёта безопасности для себя и окружающих.

Начиная с детского или раннего подросткового возраста диссоциальные личности отличают асоциальные поступки различной степени выраженности и общественной опасности. Относительно безобидные поступки — это постоянная лживость, прогулы в школе, побеги из дома; потенциально опасные — это вовлеченность в криминальные группы, злоупотребление алкоголем и наркотиками, беспорядочные сексуальные связи; опасные - драки, воровство и другие преступлениа.

Для людей с диссоциальным расстройством личности страх и колебания означают ни что иное, как слабхарактерность. Поэтому во взаимоотношениях с другими они презирают тех, кто каким-либо образом проявляет тревогу, нерешительность или волнение. Для достижения сиюминутных целей, для слома стоящих на пути к этим целям препятствий диссоциальные личности склонны к манипулированию окружающими. Типичным манипулятивным средством является шантаж с помощью суицидальных высказываний или поведения.

Ниже приведены признаки диссоциального расстройства согласно международной классификации болезней:

а) бессердечное равнодушие к чувствам других;

б) грубая и стойкая позиция безответственности и пренебрежения социальными правилами и обязанностями;

в) неспособность поддерживать взаимоотношения при отсутствии затруднений в их становлении;

г) крайне низкая способность выдерживать фрустрацию, а также низкий порог разряда агрессии, включая насилие;

д) неспособность испытывать чувство вины и извлекать пользу из жизненного опыта, особенно наказания;

е) выраженная склонность обвинять окружающих или выдвигать благовидные объяснения своему поведению, приводящему субъекта к конфликту с обществом.

ОПИСАНИЕ КЛИНИЧЕСКОГО СЛУЧАЯ

Молодой человек 19 лет поступил в клинику в состоянии алкогольного опъянения и выраженного возбуждения с элементами агрессивности. Впоследствие оказалось, что пациент принимает также синтетические наркотики (последнее время от случая к случаю – потому что боится повторения кошмара с блюстителями порядка).

Из предыстории известно, что до 10-летнего возраста он жил в „полной“ семье, однако родители никогда не ладили между собой. Отец был строгим и импульсивным, нередко приходил домой в подпитии и пытался „воспитывать“ сына. А мать, напротив, всегда защишала сына, у нее он мог найти пристанище. Нередко она даже била отца – несильно, по-женски, чисто в порыве ярости.

Мать разрешала ребенку не делать то, что от него требовал отец – просто чтобы досадить тому. Сын был ей почти во всем как бы заменой мужа: мать советовалась с мальчиком, спала с ним часто в одной постели, ходила с ним вдвоем в гости.

Чем старше становился мальчик, тем больше обострялись стычки с отцом. Иногда доходило и до рукоприкладства – а мать, как всегда, вставала на защиту. В 10-летнем возрасте сын (обычно робкий и боящийся отца) впервые поднял на него руку (точнее, запустил в него стаканом) – в ответ на очередную взбучку. Отец кинулся на него, и, лишь благодаря матери, удалось развести соперников в стороны. После этого инцидента родители окончательно разошлись.

В школе ребенок чувствовал себя неуверенно. Он был изгоем и нередко страдал от издевательств со стороны одноклассников – порой, правда, он кидался на обидчика, кусался И царапался, чем заслужил себе славу “психа”.

В подростковом возрасте нашел он себе компанию вне школы – начал курить, пить алкоголь и “пробовать” наркотики (канабис и психостимуляторы). Он выпивал и принимал наркотики нерегулярно, но когда его внутреннее напряжение достигало точки кипения, то он выпивал достаточно, чтобы забыть о сложностях жизни.

В этой компании он чувствол себя боле уверенно, даже не смотря на то, что между ребятами случались часто разборки: если кому что-то не нравилось, в ход шли кулаки. И ему приходилось не раз (не думая, как на автомате) “давать сдачи”.

Дружки его подворовывали иногда – он же боялся, отказывался, за что его начали было презирать и в этой компании, но не сильно, потому что он слыл обидчивым, горячим и скорым на руку.

Школу он окончил “с горем пополам” – ему не нравилось, когда с него много требуют, он, стараясь не вспылить, замыкался в себе и молчал, предпоцитая, по возможности, ничего не делать, прогуливать (придумывая хитрые и правдоподобные объяснения и для матери, и для учителей), ссылаясь на выдуманные болезни, или делать что-то по минимуму, но только чтобы от него отстали. После окончания школы он начал профессиональную подготовку – но бросил, потому что все было слишком сложно с учебой: требования были боле строгие, чем. в школе. Кроме того, от него ожидалось больше собранности и организоваснности, что его сильно раздражало. Да и с соучениками не было общего языка – из-за его импульсивности те старались держаться в сторонке.

Однажды, попавшись на наркотиках, он провел всего лишь одну ночь в цамере предварительного заключения – и это было кошмаром. Запертые двери, узкое и душное помещение, забитое разными людьми – все это было настолько непереносимым, что он думал, он не доживет до утра. Но дожил… И его отпустили… Но после этого у него появилась боязнь закрытых пространств (в первую очередь, лифта) – и на свой 9-й этаж он ходил теперь пешком. И на автобусе ездил какое-то время, только если там не было много народу – и то в исключительных случаях.

Пока он находился в клинике, пришла повестка в суд – против него возбуждено дело по поводу нанесения тяжких телесных повреждений в состоянии алкогольного опъянения. Он испытал такой сильнейший страх перед новым заключением (теперь уже, возможно, надолго), что признался медсестрам, что хочет покончить с собой. Благодаря значительной дозе успокоительных цредств, частым терапевтическим бесэдам на всех уровнях (от сестер до психологов), бдительному наблюдению в закрытом отделении (в котором, он, кстати, не проявлял ни малейшей клаустрофобической симптоматики!!!) острота суицидальности была снята.

Мы видим из описанного случая, как ребенку с ранних лет была привита непереносимость двления в какой бы то ни было форме - от насилия до выполнения определенных обязанностей. Итогом стал поиск легких путей, стремление избавиться от каких бы то ни было "пут" во всех сферах жизни.

Решения этой проблемы наглядно показаны: прогулы в школе, сопровождающиеся цепочкой обманов; иногда – подыгрывание по правилам, для того, чтобы „отстали“; уход в компанию, где „абсолютная свобода“ стоит во главе угла; наркотики и алкоголь для того, чтобы забытья – а в итоге еще большие неприятности из-за снятия тормозов и прорывов агрессивности.

Здесь мы видим характерные для диссоциальной личности импульсивность и раздражительность, быстрое решение проблем с помошью драки, ранний опыт бтюремного заключения.

Когда тревога начала зашкаливать (как это произошло в КПЗ), она нашла себе лазейку в виде формирования страхов (в данном случае - клаустрофобия, а в последствии и нестойкая агорофобическая симптоматика с непереносимостью больших скоплений людей).

И, наконец, апогей тревоги – ожидание санкций за нанесение тяжких телесных повреждений. Тут в ход идет суизидальная тематика. Пациент, скорее всего, не собирался себя убить, а нуждался в том, чтобы кто-то (как когда-то это делала его мать) отвел все угрозы и давящую тяжесть мира в сторону, чтобы он снова мог чувствовать покой и свободу.

 

***

Здесь мы лишь короткими штрихами обозначили отдельные личностные расстройства. Для более глубокого знакомства с этой важной и интересной темой пройдите по ссылке ниже (работа Нэнси МакУильямс "ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКАЯ ДИАГНОСТИКА. Понимание структуры личности в клиническом процессе").

.
Изобразительный креатив

По этой теме ничего нет :(. Может быть, Вы поможете найти?

Литературный креатив

По этой теме ничего нет :(. Может быть, Вы поможете найти?