quote Если моё Я – это то, что я ЕСТЬ, а не то, что я ИМЕЮ, то никто не может
угрожать моей безопасности и идентичности
Эрих Фромм

О справедливости

"Наиболее стабильная концепция справедливости —
это та, которая понятна для нашего разума,
соответствует нашему благу
и основывается не на отказе от „Я",
а на его утверждении"
Джон Ролз
Философский энциклопедический словарь: В этике справедливость — категория, означающая такое положение вещей, которое рассматривается как должное, отвечающее представлениям о сущности человека, его неотъемлемых правах, исходящее из признания равенства между всеми людьми и необходимости соответствия между деянием и воздаянием за добро и зло, практической ролью разных людей и их социальным положением, правами и обязанностями, заслугами и их признанием.
Справедливость как понятие правовое состоит примерно в следующем: поступаешь против законных установлений – получаешь справедливое и заслуженное наказание, действуешь в рамках закона - имеешь право поступать в пределах дозволенного.
Божественный смысл справедливости состоит в воздаянии по заслугам или делам. Однако прямой и непосредственной связи воздаяния и деяния часто невозможно наблюдать из обычной человеческой перспективы. Нередко – даже одной жизни человека мало, чтобы увидеть торжество Божественной справедливости.. И очень часто справедливость Божественная обращается не столько и не только непосредтсвенно на того, кто вызвал справедливый гнев Божий…
В философии Древнего Востока и Древней Греции справедливость рассматривалась как внутренний принцип существования природы, как физический, космический порядок, отразившийся в социальном порядке.
Аристотель, который ввел понятия справедливости уравнительной (справедливость равенства) и распределительной (справедливость пропорциональности), дал свое толкование справедливости, из которого исходят и все последующие ее формулировки. Джон Ролз комментирует смысл этого определения справедливости: "смысл этот заключается в воздержании от получения преимуществ, которые некто приобретает путем захвата того, что принадлежит кому-то другому, его собственности, заслуг, места и т. п., или путем отказа выполнить просьбу человека, которому ты обязан, возвратить долг, не оказать уважения, и т. д..  Очевидно, что это определение сформулировано таким образом, чтобы его можно было применять только к поступкам, и люди считаются справедливыми в той мере, в какой их характер способствует устойчивому и эффективному желанию поступать справедливо. Определение Аристотеля, однако, явно предполагает рассмотрение того, что принадлежит самому человеку и что воздается ему".
В одном из номеров журнала "Science" была статья, в которой утверждалось, что тяга к справедливости сформировалась на генетическом уровне в процессе племенного развития человека, поскольку предоставляла более «справедливым» племенам преимущества в выживании.
„Для членов вида, обитающих в стабильных социальных группах, - пишет Джон Ролз, - способность подчиняться честным кооперативным устройствам и развивать чувства, необходимые для их поддержания, является в высшей степени выгодным, особенно когда индивиды долго живут и зависимы друг от друга. Эти условия гарантируют бесчисленные случаи, когда постоянно соблюдаемая взаимная справедливость приносит выгоду всем сторонам“.
Вспомним в этой связи работы Рут Бенедикт о синергетических отношениях в обществе, понимая под синегрией степень межчеловеческого сотрудничества и зависящей от неё степени общественной гармонии.
Совместное действие, объединение усилий приводят к результату более высокому, чем совокупный результат всех членов обшества, действующих сами по себе. В обществах где синергия низка, успехи каждого успех одного может предполагать неудачу или потерю другого или даже напрямую от них зависеть; люди относятся друг к другу настороженно, подозрительно; там преобладает атмосфера неуверенности и тревожности.
Джон Роллз также отмечает, что принципы справедливости связаны с человеческой социальностью и честностью в отношениях. Он заявляет: "особенностью человеческой социальности является то, что мы сами по себе суть лишь часть того, чем могли бы быть. Мы должны обращаться к другим в достижении совершенств, которые мы не развили в себе".
Именно для этого нужна справедливость, гарантируемая, в конечном счете, справедливым устройство всего общества. "Иституты справедливого общества представляют собой общую конечную цель всех членов общества, и эти институциональные формы оцениваются как благо сами по себе" (Джон Ролз).
Джон Ролз подчеркивает, что в основе отношений справедливости лежит принцип честности: "Основная идея тут состоит в том, что когда некоторое число людей вовлечено во взаимовыгодную кооперацию согласно правилам, и значит ограничивает свою свободу таким образом, чтобы дать преимущества всем, то те из них, кто подчинился этим ограничениям, имеют право рассчитывать на подобное согласие со стороны других, имеющих выгоды от подчинения первых… Мы не должны выигрывать от кооперации, не делясь честно с другими".
Основополагающими принципами справедливости как честности Джон Ролз называет следующие:
"каждый человек должен иметь равные права в отношении наиболее обширной схемы равных основных свобод, совместимых с подобными схемами свобод для других;
социальное и экономическое неравенства должны быть устроены так, чтобы от них можно было бы разумно ожидать преимуществ для всех, и доступ к положениям и должностям был бы открыт всем".
Справедливость может проявить себя исключительно в отношениях между людьми. Джон Ролз понимает справедливость как честность добровольных совместных процедур сотрудничества для осуществления договорных соглашений. Подобный договор, конечно, может быть реально заключен между конкретными людьми в конкретном случае. Но имеется в виду другое, а именно те принципы, которые "свободные и рациональные индивиды, преследующие свои интересы, в исходном положении равенства приняли бы в качестве определяющих фундаментальные соглашения по поводу своего объединения" (Джон Ролз). То есть корни принципов и основ справедливости находятся в глубоком и гипотетическом прошлом.
Подчиняясь принципу честности в отношениях с другими людьми и совершая в рамках таких отношений и на таких принципах добровольные действия, мы берем на себя тем самым определенные обязательства. Обязательства эти определяют то, что и как должны мы делать, чтобы наши поступки соответствовалиь требованиям справедливости. Иными словами, справедливость – это своего рода договор о неких правилах, которые регулируют отношения между людьми в некой общности.
Такие общности могут, по словам Джона Ролза, „не быть в равновесии из-за того, что честные поступки не являются в общем случае лучшей реакцией каждого человека на справедливое поведение своих партнеров“. Поэтому, чтобы обеспечить стабильность, „люди должны иметь чувство справедливости или проявлять интерес в отношении тех, кто был бы ущемлен их предательством; предпочтительно же и то, и другое".
Вот что пишет Джон Роз о чувстве справедливости:
"Когда это чувство достаточно сильно для преодоления искушения нарушить правила, справедливые схемы в обществе стабильны...
При наличии этих естественных установок и желания делать то, что справедливо, никто не будет желать продвигать свои интересы нечестно в ущерб другим…
А поскольку каждый признает, что эти наклонности и чувства распространены и эффективны, никому нет никаких оснований полагать, что он должен нарушать правила, чтобы защитить свои законные интересы...".
Достаточным условием "равной справедливости" Джон Ролз считает способность человека обладать чувством справедливости и действенным желанием поступать по принципам справедливости (по крайней мере, до некоторой минимальной степени). Но первым свойством является способность человека, как рационального существа, иметь концепцию собственного блага в своём жизненном плане и свои собственные цели. Людей, обладающих такими способностями, Джон Ролз называет „МОРАЛЬНЫМИ ЛИЧНОСТЯМИ“.
Есть еще много естественных обязанностей, которые свойственны людям вообще, а не только тем, которые находятся в сотрудничестве и кооперации друг с другом. Они обязательны для всех людей как равных МОРАЛЬНЫХ ЛИЧНОСТЕЙ.
Джон Ролз приводит примеры естественных обязанностей. Это „обязанность помогать другому, когда тот находится в трудном положении, при условии, что это делается без излишнего риска или угрозы для жизни; обязанность не причинять другому вреда и обязанность не причинять излишних страданий, не быть жестокими. Первая из этих обязанностей, обязанность взаимной помощи, есть положительная обязанность в том смысле, что она заключается в свершении доброго поступка в отношении кого-либо, в то время как последние две обязанности отрицательны в том смысле, что требуют от нас не совершать чего-либо плохого“. Вспомним, кстати, библейские заповеди с их запреатми и предписаниями.
Важным условием для того, чтобы люди обращались друг с другом по принципам справедливости, то есть не делали другим то, что не хотели бы, чтобы другие делали им, является доверие к другим. То есть такая подсознательная уверенность, что другие будут поступать также, как и ты сами – стараясь не нанести другому ушерб и не совершая осознанно и намеренно поступков, от которых пострадают другие люди.
Можно смело утверждать, что это именно о справедливости Раби Хилель пару тысяч лет назад сказал, формулируя основную мысль Торы: „не делай другому того, что не хочешь, чтобы делали тебе“.
Важно иметь в виду, что „существенную роль в формировании морали играет привязанность к конкретным людям“ (Джон Ролз). Без чувства привязанности и любви, которые открывают в человеке способность и желания видеть в другом равную себе личность, справедливость попросту немыслима. Поскольку без такого видения другого, он (другой) будет восприниматься лишь как инструмент для удовлетворения наших собственных интересов либо как досадное препятствие на пути к нашим целям.
И в заключение – замечательные слова Джона Ролза:
„В принципах справедливости присутствует неявным образом взаимность. Желание быть честными с нашими друзьями и желание быть справедливыми к тем, о ком мы заботимся, в той же мере является частью этих привязанностей, как и желание быть с ними и печалиться при их потере. Допуская, следовательно, что человек нуждается в этих привязанностях, рассматриваемая линия поведения должна включать справедливые поступки только по отношению к тем, с кем мы связаны узами привязанности и чувством  близости, а также уважение к образу жизни, которому они себя посвятили.
С постоянной уверенностью в себе, заключенной в принципах справедливости, люди формируют надежное чувство своего собственного достоинства, которое служит основой человеческой любви".
.
Изобразительный креатив
По этой теме ничего нет :(. Может быть, Вы поможете найти?
Литературный креатив
По этой теме ничего нет :(. Может быть, Вы поможете найти?